-
16+

Михаил Носов: «Спорт – это фундамент»

Триатлонист и топ-менеджер Михаил Носов прошел путь от офисного работника, которому тяжело подниматься на 4 этаж, до триатлониста и человека, который успешно популяризирует спорт в Казани. Беседуем с Михаилом о преодолении, счастье и о беговой школе I LOVE SUPERSPORT.

Михаил Носов – уникальный представитель бизнес-сообщества Татарстана, чья жизнь переполнена не только работой с крупными компаниями, но и преодолением физических нагрузок в любительском спорте.Михаил – единственный татарстанец, преодолевший дистанцию Ultraman, 11 раз дистанцию Ironman, в том числе 5-тикратный ультратриатлон (5 дистанций Ironman 5 дней подряд). Victory Sport решил узнать, что является движущим стимулом для спортсмена и как совместить приятное с полезным.

— Михаил, вы являетесь супругом, собственником крупного спортивного клуба, руководителем консалтинговой компании, бизнес наставником и спортсменом. На какое место ставите спорт?

— Вам не понравится ответ. На третье. На первом семья, на втором месте моя миссия, моя профессия. И спорт – это некий фундамент, который позволяет мне находить энергию на семью и на бизнес-проекты. Именно благодаря этому фундаменту я достигаю качественные результаты и принимаю вызовы.

— Сколько времени в сутки занимает этот фундамент?

— Он занимает столько времени, сколько отдается третьему месту. Я до 30 лет практически не занимался спортом, и, соответственно, было мало времени. Потом я решил, что следует заниматься как минимум 7 часов в неделю. По часу каждый день. Мне удается придерживаться режима, и, если я какой-то день пропущу, то распределяю оставшееся время за счет других дней. Когда есть возможность ездить долго, я, как любитель велосипеда, выделяю больше семи часов. За счет выходных и за счет того, что можно проснуться пораньше.

— Почему именно триатлон?

— Это был некий эволюционный путь. Сначала я был менеджером, затем руководителем, рос в компании. Из-за сидячего образа жизни я стал весить 96 кг. Для меня вызовом было подняться на 4 этажа по лестнице. В 30 лет это не очень хорошая тенденция. Сначала начал бегать, потом понял, что бегать без цели для меня сложно. Решил, что пусть будет как в бизнесе: есть цель, вызов, вероятность достижения 50/50, и это вынуждает выйти из зоны комфорта, делать что-то – например, поменять питание, образ жизни.

Много пришлось сделать, чтобы пробежать первый марафон. Когда пробежал, у меня было два пути – вернуться обратно в офисное кресло, к сидячему образу жизни, или мотивировать себя для систематического занятия спортом. И подумал, что новой целью может стать Ironman. Тогда преодолевших эту дистанцию в России было около 100 человек. К нему я готовился полтора года, много изучал эту тему и, в первую очередь, изучал самого себя. Свои слабости. В любительском спорте происходит честный разговор с самим собой. Если в бизнесе многое зависит не только от тебя, то в спорте есть система, в которой многое зависит от твоих возможностей. В спорте проявляются твои волевые качества, и, если в жизни этого не хватает, то можно встать на дорожку и тренировать в себе дисциплину и внутренние резервы.

После подготовки я стал третьим татарстанцем, прошедшим Ironman.

Сейчас с супругой открыли спортивную школу для взрослых – I love super sport. Мы посчитали правильной идею воспитывать физическую культуру и давать возможность взрослым людям правильно и с удовольствием заниматься спортом. В свое время встретить бегуна на улице было большой удачей. Поэтому мы с женой видели миссию создать инфраструктуру для занятия спортом у себя в Казани.

— Во время подготовки у вас были ориентиры, на кого хотели равняться?

— Да, это самый ближайший мой друг. Как раз, когда я поднимался на четвертый этаж с отдышкой, мне позвонил друг, сказав, что он преодолел Ironman – 4 км плавания, 180 км вело и 42 км бег. На мой вопрос сколько дней на это ушло, он ответил один, 12 часов. Я подумал, если обычные люди выходят за рамки земных задач и при этом говорят об этом с легкостью, то вот он герой нашего Отечества. Мне нравятся люди, которые совмещают спорт, работу и личную жизнь, чтобы был баланс интересов.

— Какое мнение сложилось у вашего окружения по поводу ваших начинаний в триатлоне до старта, и какое оно сейчас?

— Я начинал бегать почти 8 лет назад. На тот момент многие спрашивали: зачем? Многие не знали, сколько километров в марафоне. Мало людей бегало вокруг, для многих это было удивительно. Те, кто удивлялись моим действиям, сейчас бегают, плавают. За 8 лет очень сильно поменялось восприятие спорта. Он стал нормой жизни. Приносит много полезного, не требуя больших усилии. Если в 30 лет после работы у меня оставалось меньше энергии для семьи, например, то после бега внутренней энергии становится больше. Хочется делиться семьей, с окружающими. Давать заряд бодрости и мотивации.

— Расскажите свои первые эмоции после первого финиша?

— Я бежал на марафоне в Амстердаме, на который собралось более 35 тысяч человек. Первые мои эмоции были еще до старта, когда пришло столько человек на дистанцию. К тому же встречал много велосипедистов, бегунов. Это тоже добавляло эмоции. После финиша был эмоциональный взрыв, я для себя осознал, что многие границы и страхи в моей голое оказались просто заголовками, за ними ничего не было, пустота. И тогда, глядя в небо Амстердама, я решил и выбрал следующую цель – это триатлон.

— В самом триатлоне имеются предпочтения, например, выступление по зимнему триатлону, либо только летний?

— Я готовлюсь к летнему триатлону. Зимой, если говорить о велосипеде, используем вело-станки, крутим педали в помещении, и лыжи. Мне как любителю интересно переключать внимание на разные виды спорта – с бега на плавание, например. Хорошо, что в каждом виде спорта есть свои старты, цели, в которых можно получить эмоцию, мотивацию для основных сфер жизни, и триатлон мне это дает.

— В нескольких интервью вы упомянули, что источником энергии для вас выступает музыка. Какую музыку предпочитаете во время подготовок?

— Надо сказать, я не меломан. Плейлист у меня короткий. Есть несколько роликов, которые «заходили» в пиковый момент, и во время прослушивания я мог получить то состояние, которое было в момент пика. Например, ролики под музыку Hall fame, It`s my life группы Bon Jovi, еще пару композиций. После них я понимаю, что включу физическое состояние наравне с эмоциональным.

— У многих спортсменов есть свои ритуалы перед стартом. Расскажите о своем?

— Ритуал начинается даже на тренировках. Например, стоит вызов сделать пять Ironman за 5 дней. Тогда почти на каждых тренировках я бежал с мыслью, что я уже бегаю этот старт. Особенно в трудные моменты, зимой, например, когда холодно бежать или надо делать ускорения. Тогда я представляю, что сейчас уже нахожусь на старте, преодолевая дистанцию.

За несколько дней до старта я становлюсь менее общительным, погружаюсь в себя. Мне важнее пройти эту трассу несколько раз у себя в голове. На примере Роджера Баннистера. Раньше все считали, что пробежать 1 милю за 4 минуты физический невозможно. Баннистер это сделал впервые в истории. Он объяснил это тем, что несколько тысяч раз пробежал за такое время милю в своей голове. Ему осталось только повторить это в жизни. И перед стартом он решил, что если тысячу раз он это сделал, один раз повторить – простая задача. Такой же метод я применяю в работе.

— Программа тренировок привычная для каждого старта или меняется в зависимости от сложности дистанции?

— Программа меняется, ставятся разные задачи. Мне комфортно ставить одну большую цель раз в два года, соответственно год делится на два. Когда я готовился на пять Ironman подряд, большинство говорили, что это нереально. Времени готовиться было не больше, чем несколько часов в неделю. Я понял, что надо подходить к задаче по-другому. Я убрал фактор времени на финише, выбрав фактор комфорта и безопасности прохождения дистанции. Когда я делал первый Ironman, мне важна была гарантия успеха. Тогда я тратил 10-11 часов в неделю на подготовку.

Надо все соизмерять, что важнее – время, расстояние или самоудовлетворение. Сначала для себя важнее было время, я гонялся за ним. Затем понял, что это гонка в никуда. Я понимал, что никогда не достигну уровня, который достигают профессиональные триатлеты. Если говорить о времени, в которое нужно инвестировать, чтобы отыграть 10 минут у самого себя, то оно просто непропорционально и иногда идет вразрез основной моей цели, что спорт для здоровья. Тогда в существующем графике жизни мне придется себя изнашивать, чтобы достигнуть целей по улучшению своего финишного времени. В последнее время я иду по стратегии не для времени, а для удовольствия.

— Бывали случаи риска для здоровья?

— Первый старт Ironman был с сильным ветром на велоэтапе. Мы едем по трассе, я вижу, что ветер просто сносит девушку вместе с велосипедом, и меня самого трясет.

— Сбавляли скорость?

— Нет, просто балансировал велосипед телом. Девушка была легче меня и не смогла справиться. В такие моменты нужно быть в полной концентрации. Не могу сказать, что я где-то рисковал сильно.

— Ходит мнение, что триатлон – спорт для состоятельной аудитории. У вас такое же мнение?

— У меня до сих пор обычный алюминиевый велосипед, не самый дорогой. Есть знакомые, которые показывают хорошее время на бюджетных велосипедах. Цена велосипеда зависит от его веса, чем он меньше, тем дороже стоит. И тут есть одна точки зрения, мне как любителю она близка. Если я вешу на 10 кг больше соревновательного веса, то зачем, собственно, платил за велосипед.

Во-вторых, гораздо больше значит, как я сижу на велосипеде – это уже технический момент. По сути, меня может обогнать человек на обычном велосипеде за счет владения своим телом. Так же как и я, обгоняю многих на дорогих велосипедах. Но если цель – первые места, то, понятное дело, цена оборудования будет дороже. Поэтому, если мы говорим о любителях, то цена может быть приемлемой.

— Средняя цена для новичка, который хочет сделать первый старт?

— Все зависит от целей, текущего состояния человека. Знаю людей, которые делают результат на велосипеде за 30 тысяч рублей. Для кого-то это дорого, кому-то дешево, третий вообще может взять на прокат оборудование в день старта за 2 тыс. рублей. У каждого свое мерило. На первый свой старт в Москве я взял в прокат советский алюминиевый велосипед «Старт» и приехал далеко не последним и получил такое же удовольствие, кайф.

Если человек ищет оправдание не заниматься спортом или чем-то другим, он найдет его в чем угодно.

— По вашему мнению, казанская публика созрела для триатлона?

— Сейчас в большей степени. Когда я начинал, триатлоном занималось три человека. Когда мы делились о триатлоне людям, понимания было мало. Задавались вопросом, зачем и почему? Просто у людей не было эмпирического опыта, посмотреть, как это проходит. Потом начали проводить соревнования, они собирали немного людей. Потом появился первичный интерес, затем Ironstar, Timerman. Немножко стало по-другому.

Во-первых, перекрыли город, и это сразу привлекло к себе внимание многих горожан, к тому же была возможность пообщаться со многими триатлетами, показать насколько зрелищный этот спорт и притягателен для участия.

Затем пошла волна, несколько десятков, сотен людей пошли заниматься триатлоном. Понятно, что пока триатлон не самый массовый в любительском спорте.

В Казани, в центре города, есть возможность реализовать себя в трех видах спорта сразу. На велосипеде многие катались в детстве, плавать – это базовый навык, ему хорошо овладеть, он пригодится в жизни, и бег – это то, чем наши прадеды добывали себе пропитание.

Сейчас в моем окружении я вижу больше позитива к этому виду спорта и меньше вопросов. Раньше кто-то из знакомых думал, что в триатлоне надо стрелять, скакать на лошади и тому подобное. Нам надо было объяснять, что значит «железный человек», и на 100 человек из окружения знали об этом только двое-трое. Сейчас больше половины в курсе, что это.

— Может быть приметили для себя болевые точки в культуре триатлона в Казани, чего-то не хватает для развития вида спорта?

— Условия есть. Может, у интересующихся сейчас больше внутренних ограничений, физические, например. Тут надо понимать, что любительский спорт должен быть во имя здоровья. Понятно, что нельзя форсировать, торопиться в подготовке. В этом плане есть перегибы, это вопрос к информированию и пониманию тренировочного процесса.

А с точки зрения инфраструктуры, я считаю, что Казань в достаточной степени адаптирована к триатлону. Конечно, все мечтают о трассе, где можно ездить на велосипеде без машин, но таких мест в России не так много.

Честно сказать, в Татарстане проходит столько мероприятий, что Москва не может похвастаться. Поэтому создана хорошая инфраструктура. С точки зрения профессионального спорта здесь мы очень круто живем.

— Насколько развитие профессионального спорта влияет на вовлечение взрослых людей в спорт?

— По моим ощущениям, если мы вкладываем много денег на профессиональные команды, например, по футболу, то это в меньшей степени привлекает людей из спортивных баров, с диванов самим заниматься. Взрослых людей, которые занимаются футболом после просмотра матчей, не так много даже в процентном отношении. Проведение крупных событий привлекает к этому виду детскую аудиторию. Те же родители приводят детей заниматься футболом. Но у детей возникает вопрос: если для моих родителей спорт не самое важное в жизни, то почему он должен быть важным для меня? Во взрослой жизни могут также сесть на диван.

Если те же деньги вкладывались бы в любительский спорт – в забеги, заплывы, например, то это могло дать больший эффект вовлеченности, и в том числе детской.

Есть исследования – насколько сильно влияет развитие профессионального спорта на процент вовлеченности взрослых людей в любительский спорт. Оказалось, что практически нет корреляции. Когда сильное вложение в игровые виды спорта, то меньше процент вовлеченности на любительский спорт. Болельщиков станет больше, а атлетов станет меньше.

Почему я развиваю I love super sport — это способ заняться спортом во взрослом возрасте, чтобы превратить это в стиль жизни, тогда и дети будут брать пример с них.

— Сейчас есть мысли начать заниматься другими видами спорта?

— Детской мечтой были лыжи, пробежать марафон. И я пробежал. Есть желание взять винтовку, лыжи и поучаствовать в любительском биатлоне. Осваиваю лыжероллеры, спортивное ориентирование. Для меня это один из самых интересных видов спорта. Его даже ставят выше, чем шахматы, так как мозг работает сильнее в этом виде спорта.

— Дальше какая цель в триатлоне?

— Вовлечь как можно больше людей.

— Если говорить о стартах?

— У меня было пять Ironman за пять дней, преодолевал Ultraman. Пока в триатлоне мне интересна длина, чем скорость. Дальше может быть плавание. Год назад я проплыл 25 километров от Питера до Кронштадта. Всегда считал, что плавать тяжело, оказалось, при правильной технике, плавание – это вообще медитация. Проплыть – то же самое, что пройти. Семь лет назад для меня это было открытием. Цель в триатлоне, которая была за гранью добра и зла, теперь некий «артефакт». Единственное, наверное, созрею до старта из Лондона в Париж.

— Самостоятельно?

— Да, это не просто огромное расстояние, это некое интересное приключение в жизни из серии «хочу познать».

— Напоследок, что для вас счастье?

— Счастье – это, наверное, жить настоящим, с радостью вставать по утрам, когда есть ради чего. Мне важнее всегда путь, чем результат. Мой путь наполнен действиями, эмоциями, смыслом – для меня это большой кайф от жизни.

11:19, 09.10.2018
Интервью Артем Семенов
Фото Адель Гизатуллин
Что прочитать следующим
Такой диковинный и такой родной – женский хоккей

О том, как идет становление женского хоккея в Казани рассказывает руководитель женской хоккейной команды «Форвард» Кристина Костина

2018-12-14 22:00:49
«Свип, свип, свип!» или «шахматы на льду»

Для многих кёрлинг до сих пор остается загадкой. Почему же так кричат, трут лёд (или от английского-«sweep» - свипуют) и что значит «камень в доме»? Мы сейчас попробуем все объяснить.

2018-12-13 12:08:02